Генеалогическое общество Алматы

Kanat22
Kanat22
Женька, мы тебя любим

Женька, мы тебя любим

Было такое время, когда мы постоянно ездили в наш областной архив, расположенный далеко за городом. Собиралась наша архивно-маньячная компания, я, Лера, Юлька, Женя, Оля, Серёга. Иногда брали с собой новобранцев. Женька заезжал за нами, и мы дружно, обсуждая то последние новости 1909 года, то Леркиных котиков, отправлялись за разгадками тайн, открытием новых неизвестных историй, которые ждали нас на листах пыльных документов. На обратном пути, уставшие и довольные, прямо в машине мы пили вино из одноразовых стаканчиков, останавливались на фотосессии в поле. У Женьки всегда был штопор в кармашке заднего сиденья))

Работали много, упорно и весело, дружный ржач стоял постоянно, кроме нас, посетителей там обычно не было. Каждый искал своё, но знал все фамилии других участников маньячной тусовки.

— А у меня тут Первухин помер старый, 86 лет, от водки.

— Сестра твоей прабабки опять родила незаконно, какой это по счёту?

— Оооо, мы с Юлькой породнились, моя Толстова вышла замуж за её Устинова, получается, ты пятиюродная сестра моих троюродных братьев…. Но на свадьбе всё равно все гуляли, а значит, дружили.

Как вы поняли, всех интересовали метрики, но только не Женьку, ему тележками привозили дела о военных, времён гражданской войны. Был у него вопрос, ответ на который он не мог найти. Бабушкин брат не вернулся с этой войны, об его судьбе ничего не было известно. И каждый раз привозили новые тележки, и каждый раз — ничего.
Однажды он обнаружил оборванную бумажку 1919 года, на которой значился Василий Малахов, солдат пехотного полка Красной армии.


Женька уехал жить в Новосибирск больше года назад, а наши поездки перенеслись на другие, более дальние расстояния уже без него.

И вот недавно я случайно…. Так начинаются все мои важные находки…

В городском архиве мне нужно было посмотреть на состояние книг ЗАГСа за ранний советский период, кроме состояния, я читала все фамилии. Найдя знакомую, по привычке пишу Женьке: Малахов Василий, 21 год, солдат Красной армии пехотного полка, умер в 1918 г, надо?

Женька, мы тебя любим

— Я эту запись 5 лет ищу!

Вот так Женькин потеряшка нашёлся через 5 лет усиленных поисков, сам нашёлся, легко и без напрягов, — пришло время.

В карантине особо скучаешь по нашим поездкам, по работе в архиве, по друзьям, по Женьке.

Женька, мы тебя любим

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *