Приговор – расстрелять, чтобы не мучился.

Приговор – расстрелять, чтобы не мучился.

Мой прадед по материнской линии, Матвей Григорьевич Шишкалов родился в 1874 году и в военных документах Первой Мировой Войны, местом рождения указана Акмолинская область. Он был женат на Марии Дмитриевне, которая была родом с Малороссии. Да и вообще все Шишкаловы были записаны малороссами-украинцами. У Матвея с Марией родились дети:

Павел 25 июня 1903;

Прасковья 13 октября 1905;

Мария 1октября 1910 (моя бабушка);

Василий 2 марта 1912 и

Екатерина 22 ноября 1915 (Катя утонула в реке Ишим в возрасте 4 лет). У

У Матвея был младший брат Федор 1894 г.р., который был женат на Евдокии Ивановне 1896 г.р., родившей ему: Павла 13 января 1906; Александру 6 ноября 1915; Дмитрия 1926 и Валентину 1929.

Федор Григорьевич Шишкалов был еще жив в 1958 году и проживал с женой, младшими детьми и внуком Александром 1953 г.р. по улице Чапаева 11 в Горном Гиганте в городе Алма-Ате. Возможно, был еще один брат Иван Григорьевич, который был восприемником сына Матвея Григорьевича – Василия.


Матвей Григорьевич участвовал в Первой Мировой Войне. Воевал он стрелком в 22 сибирском стрелковом полку 6 сибирской стрелковой дивизии на Северо-Западном фронте. При отступлении русских войск из Польши, 20.08.1915 года был взят немцами в плен под городом Гродно и 29.02.1916 года уже находился в концлагере в городе Саган в Силезии (Германия), ныне город Жагань в Польше.

После освобождения вернулся домой в Кийму. Прадед Матвей имел крепкое хозяйство до революции. Большое подворье все находилось под крышей. И даже в самые суровые и снежные зимы ухаживать за скотиной было комфортно. Семья много и тяжело работала и была совсем не бедной. В списках граждан села Киимского Атбосарского уезда Омской губернии, составленного 17 июня 1920 года для предвыборной компании по выборам в Советы рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, Матвей Шишкалов был записан крестьянином — хлеборобом, под судом не состоял, при Колчаке был дома, беспартийный. В хозяйстве имел 7 быков, 4 коровы, 6 лошадей, 10 овец, 2 брички, 2 машины для обмолота зерна. Поэтому при таком крепком хозяйстве позже был записан в кулаки. И когда началось раскулачивание, семье пришлось бежать с Киймы. Предполагаю — сначала в селение Аксу Лепсинского уезда, где они прожили какое-то время. Павел уже был женат на Анастасии (Насте), имел детей: сына Александра 1923 г.р., дочерей Валентину и Евгению. И, скорее всего, остался с семьей в Аксу. Там, наверное, осталась и дочь Матвея Мария, которая позже познакомилась с жившим в этом селе Черновым Степаном Георгиевичем. Прасковья же еще раньше уехала в город Алма-Ату, где в Горном Гиганте жила родня Шишкаловых. Работая на лесоповале, она познакомилась с Семеном Аверкиевичем Баевым 30 января 1894 г.р. и в 1924 году вышла за него замуж. Им выделили участок в начале Бутаковского ущелья, где они построили хибару. У Баевых родились: Зоя 1925, Борис 1926, Евгения 1933, Вера 1937, Галина 1941 и Николай 1943.

Приговор – расстрелять, чтобы не мучился.
Прасковья Баева с дочерью


Прадед Матвей с женой и сыном Василием тоже переехал в Алма-Ату в 1929 году. Сначала пожили у Баевых. А затем прадед устроился работать мельником на мельницу «Смычка» частника Пономарева, что была на смычке речки Малая Алмаатинка с Головным арыком (где раньше находился кинотеатр «Арман»). Ему выделили комнату в бараке рядом с мельницей. Позже, 26 марта 1930 года, мельница была куплена с торгов за 1350 рублей колхозом «Горный садовод» (бывшая Алмаатинская садово-молочная сельхозартель им. ОГПУ), вместе с двухэтажным домом под железом, сараем и одним гектаром земли с фруктовым садом, посадками смородины и клубники. Прадед Матвей с семьей вступил в колхоз и жил на квартире по улице Горной.


Вечером 21 августа 1930 года при наступлении темного времени, во время работы мельницы колхоза «Горный садовод», соскочил ремень со шкивного колеса. Мельник Шишкалов полез под помост, чтобы надеть ремень, но был захвачен приводным ремнем и закручен веретеном, на котором ходит камень. Вследствие чего, когда была приостановлена мельница, Шишкалов получил повреждения и ушибы. Все белье оказалось на нем порвано и закручено на веретене. Ночью с 21 на 22 августа Шишкалов был отправлен в больницу (акт от 22.08.1930 г.). А 27 августа 1930 года, утром получился пожар и мельница дотла сгорела. Сгорел человек, Сухоруков Николай 19 лет. Сгорело около 300 пудов привозного хлеба и 100 пудов гарнцевого сбора. Причина пожара неизвестна, загорелось около мучного ящика. Дежурный мельник Казаков и помощник Потехин вышли в сортировку, которая забилась (акт от 27.08.1930 г.).


Прадед Матвей пролежал с 22 августа в 3 хирургическом отделении городской больницы четыре месяца без движения. Еще 18 ноября 1930 года в больнице за него (по безграмотности) было написано заявление в правление колхоза «Горный садовод» (им. ОГПУ) с просьбой приехать в больницу переговорить с врачами и оказать финансовую помощь для отправки на лечение в специализиро

Шишкалов Матвей Григорьевич 29 декабря 1930 года был арестован и в этот же день осужден тройкой при полномочном представителе ОГПУ в Казахстане по статьям 58-4 и 58-10 УК РСФСР (как кулак). Расстрелян. Забрали его, вроде на основании показаний сына Павла относительно припрятанных при продразверстке 2-х мешков зерна. Обвинили же Матвея Шишкалова в участии в крестьянском восстании и убийстве секретаря райкома и председателя колхоза, вместе с еще пятью обвиняемыми (еще два кулака и два байских сына). Вину из обвиняемых никто не признал. Всех осудили. Но расстреляли одного прадеда Матвея. Думаю просто для галочки, для отчета. Тем более что он и так был прикован к постели – не велика потеря для общества. Зато расстрельный план выполнили! Тело для погребения вдове не выдали, сообщив, что он уже похоронен без указания места захоронения. Прадед Матвей был реабилитирован 29 октября 1999 года в соответствие с Законом Республики Казахстан от 14 апреля 1993 года. Мария Дмитриевна Шишкалова и ее сын Василий остались работать в колхозе. В начале марта 1931 года правлением колхоза было выпущено предписание о мобилизации в пользу колхоза принадлежащего Шишкалову Василию кузнечного инструмента. Василий согласился передать инструмент, но на условии собственного обучения кузнечному мастерству и устройства на работу в колхоз кузнецом. Инструмент отобрали, но кузнецом не поставили.


В правление «Горного садовода» 23 мая 1931 года поступило заявление от члена колхоза Шишкаловой Марии Дмитриевны с просьбой отпустить в отпуск на 2 месяца для поездки к сыну в селение Аксу Лепсинского уезда. Ее отпустили, но в колхоз она уже больше не вернулась (в конце 1931 года за ней, как выбывшей, числилось без оплаты 167 трудодней). Сын ее Павел, на этот период, проживал с семьей в Аксу.


Василий продолжал работать в колхозе. И в конце 1931 года был направлен правлением на курсы трактористов. Там произошла какая-то история. Вроде Василий вернулся с занятий на обед, оставил трактор у околицы, а трактор кто-то поджег. 19 января 1932 года на закрытом собрании актива бедноты колхоза под председательством Семена Баева (мужа сестры Василия), Шишкалов Василий, как не оправдавший доверия, был из колхоза исключен, а сельсовету было рекомендовано отозвать его с курсов. Василия осудили за вредительство. Он отсидел в лагере 2-3 года, а потом его выпустили. После этого Василий прожил года полтора и умер.


Старший брат Павел Шишкалов был призван на войну Аксуйским РВК по месту жительства. Воевал в 3 роте 129 особой стрелковой бригады с ноября 1942 по 10 марта 1943 года, когда и был тяжело ранен в ногу. Был комиссован как инвалид 2 группы. На основании справки о ранении и описания (с его слов) личного боевого подвига был после войны награжден медалью «За отвагу». По тяжелому ранению в ногу был комиссован и награжден в 1947 году медалью «За боевые заслуги» сын Павла — Александр, воевавший в звании младшего сержанта командиром отделения в 444 стрелковом полку 6 стр. дивизии на Воронежском фронте с 27.12.1942 по 26.01.1943 года, когда и был ранен в боях под Воронежем. Позже Александр работал шофером на заводе №98 на Урале в Кировском районе. Затем вернулся в Алма-Ату, где позже женился. Был убит собственной женой при семейной ссоре.

Приговор – расстрелять, чтобы не мучился.
Павел Матвеев Шишкалов


Павел Матвеевич после ранения вернулся в Аксу. Жена его к тому времени умерла. До июля 1945 года он жил в Аксу, взял в жены Виниченко Елизавету Васильевну из села Абакумовки. Вместе с ней и переехал в Алма-Ату. В 1947 году уже жил в Горном Гиганте по адресу Колхозная 11. Со второй женой разошелся и женился в третий раз на Анне (Нюре). Жил долго и, надеюсь, без угрызений совести.


Прабабушка Мария Дмитриевна Шишкалова, когда зятя Степана забрали на фронт, переехала к семье дочери Марии в село Бакалы в Кок-Узекскую МТС. С ними же и вернулась в Алма-Ату в 1947 году. С вдовой сына и внуками сначала пожила у сына Павла, потом у дочери Прасковьи Баевой на Бутаковке, позже — на квартире у «дворян» Ивановых в саду Горсовета. И даже за печкой в хибарке с постоянно протекавшей крышей, которую построила сноха Мария на берегу реки Малая Алмаатинка. Доживала же свой век Мария Дмитриевна у сына Павла в Горном Гиганте, где и умерла в шестидесятых годах.

Моя бабушка Мария Матвеевна Шишкалова вышла замуж до 1932 года за Чернова Степана Георгиевича 1908 г.р.

Приговор – расстрелять, чтобы не мучился.
Мария Матвеевна Шишкалова


Но это уже другая история.

Юрий Литвинов.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *